Русские - это сифилис человечества

Оригинал взят у grzegorz_b в Русские - это сифилис человечества

ПЕТР 1, русский царь

— «С другими европейскими народами можно достигать цели человеколюбивыми способами, а с русским – не так… Я имею дело не с людьми, а с животными, которых хочу переделать в людей.»

Collapse )

Ну и "Вольтер о русских" https://urb-a.livejournal.com/14577632.html


Так вы говорите, вам доказательства нужны?

Путин понял что он натворил?

Оригинал взят у judeomasson в Путин понял что он натворил?

Я уже высказывал свое мнение о том что Трамп хвалит Путина чтобы использовать его неадекватность в своих интересах, так как понимает что Путин решения принимает не исходя из государственных интересов, а главная цель его действий это то что на жаргоне называется "понты".

Collapse )

СДАСТ ИЛИ НЕ СДАСТ?

Сдаст Путин Асада или нет? Очень хотелось бы, чтобы не сдал. Потому как если сдаст, то это дам возможность либеральному Западу ослабить хватку и, чего доброго, снять с него санкции. Крым российским никто, конечно, не признает, вот санкции... Нет у меня уверенности.

Однако поддаваться чужому давлению Путин не умеет. Даже если это ему самому жизненно необходимо, если этого требует здравый смысл... Путин никогда не поддается чужому давлению. Принципиально. Видимо, какой-то бзик у него. Может травма какая-то в детстве была... черепно-мозговая, например.

Но с другой стороны, простое упрямство - не единственный стимул держаться за Асада. И даже не главная. Всем понятно, что как только закончится война в регионе, через Сирию и Ирак возобновится строительство газопроводов в Турцию и к Средиземному морю, а дальше - в Европу. Об этих трубопроводах давно мечтают обладатели гигантских газовых месторождений: Иран и Катар. А ведь есть ещё Ирак со своим газом, а главное - со своей нефтью. Его разведанные запасы заваливают за 20 млрд тонн (что почти вдвое больше российских), добыча давно перевалила за 4 млн баррелей в сутки, и это в условиях войны и отсутствия доступа к северным месторождениям! Сегодня Ирак торгует только марками нефти Басра Лайт и Басра Хэви, а до войны главным экспортным сортом Ирака был Киркук, к которому сегодня из-за военных действий иракцы доступа не имеют. А представьте, что будет, если иракцы до него доберутся! Иракская нефть начнет фонтанировать на европейский рынок...
Но и этот аргумент имеет другую сторону: даже если войну в Сирии удастся затянуть, в Ираке от Путина ничего не зависит. Получается, что Кремль напрягается, изо всех сил поддерживает в Сирии маньяка-убийцу, продолжает ссориться с цивилизованным миром, а в это время американцы со своими союзниками преспокойно добивают ИГИЛ а Ираке (а именно этим они сейчас вполне успешно занимаются), и там начинается строительство газопроводов и нефтедобыча... Война в Сирии для Путина теряет смысл.
А кроме того, американцы залезли на сирийскую территорию и вполне серьёзно взялись за главную столицу ИГИЛа, Ракку. Когда они дожмут ДАИШ в Сирии, у Кремля не останется даже повода для продолжения военных действий.
Получается, что как ни крути, а война в Сирии Москве уже ни к чему. И все наши надежды на продолжение военных действий мы можем связывать только с тупым упрямством Путина. Но давайте оглянемся назад: последние три года именно это упрямство шаг за шагом завело Путина в тупик. Поэтому шансы у нас ещё есть. И немалые.

РЕАКЦИЯ

РЕАКЦИЯ

Кто знает, что сейчас происходит в провинциальных городах России, в которых прошли митинги? Там полиция приходит на квартиры участников акции протеста и увозит их. И по-моему власти делают этим большую ошибку.
Просматривая видео митингов из разных городов, я заметил одну закономерность: чем дальше от столицы, тем радикальнее были настроения. В Москве собралась типичная столичная интеллигенция. Я нарочно употребил термин "столичная". Народу в Москве собралось больше всего, но митингующие вели себя вяло и пассивно. Попытку остановки автозака с Навальным показательной не считаю. Несколько десятков "радикалов" из 20-тысячной толпы... Несерьёзно. Кислое скандирование, ни одного оратора...
Зато порадовало шествие в Питере. Там чувствовался конкретный радикализм. В каждом томске, новосибирске, казани... были выступления злобных ораторов в стиле "путин - вор". А Владивосток... Ну, вы в курсе.
И тут же вспомнились слова Вячеслава Мальцева о том, что эпицентром революции будет не Москва. Вспышка произойдет на периферии и будет подхвачена другими провинциальными городами.
И вот сегодня в сеть и начали просачиваться сведения о том, что полиция хватает участников митинга. Не в воскресенье хватало, а сейчас! Сегодня! А на одном из видео я увидел момент, как огромный мужчина в пиджачной паре "наезжает" на ментов, которые только что упаковали студента в автозак... И это произошло в САРАТОВЕ!!!
Провинциальная российская интеллигенция, уважаемые, это вам не банковские московские клерки. Чтобы четко представить себе эту гремучую смесь эрудита и безбашенного бандита, достаточно присмотреться к тому же Мальцеву. Страшно? Мне - страшно. Потому что, в отличие от москвича, житель Самары или Омска не побоится вылезть на трибуну и произнести речь. А в какой-то момент у этого потомка Кудияра или Ермака падает шторка, и он начинает рвать на себе тельняшку. И если в такой момент какой-нибудь мент попробует его угомонить,то вполне может получить в дыню. Да так получить, что шапка покатится. Вместе с дыней...
В общем, ждём-с. Что-то подсказывает мне, что уже в этом году мы можем увидеть много интересного.

МИФЫ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ. ПЁТР ВЕЛИКИЙ.

ОКОНЧАНИЕ.

Ну, и в заключение несколько совершенно безобидных штрихов к портрету Великого Императора. Безобидных - по сравнению с тем, о чём я уже написал.
Пётр был совершеннейшим дикарём. И со временем он не сильно изменился.
Во время своего первого путешествия за границу он посетил Кенигсберг. Вот как рассказывает об Этом Валишевский: «…Там встречает его придворный церемониймейстер Иаков фон Бессер, утончённый царедворец, кроме того, поэт и учёный. Пётр подскакивает к нему, срывает с него парик и отбрасывает в сторону.
Кто это? – спрашивает он у спутников.
Ему объясняют, по мере возможности, обязанности Бессера.
– Хорошо. Пускай приведёт мне девку».
Такими выходками было заполнено всё пребывание царя за границей. В присутствии лощёных европейских дворян Московский самодержец не стесняясь рыгал и пукал. Ел руками. Мог вытолкать взашей непонравившегося местного вельможу. К пьяному государю не решались подходить, а во время его прогулок по улицам прохожие разбегались. Дома, где он останавливался, очень скоро превращались в хлев. В Лондоне после отъезда Петра правительство вынуждено было сделать капитальный ремонт дома, где он пребывал три месяца. Но запах свинарника выветрился не раньше, чем через полгода.
Сохранились сведения о его посещении Берлина 22 года спустя. Лондонская эпопея с жилищем Петра повторилась полностью.

В добавок ко всему прочему Пётр был алкоголиком. Он мог выпить несколько стаканов водки за завтраком и пойти работать на верфи. Или просто хлопнуть стакан натощак перед работой. Иностранцы сообщали, что ещё смолоду не было дня, чтобы он не пил, а с годами он начал уходить в запои. Масса важных государственных дел ждала своей очереди, в то время как царь с целой сворой собутыльников неделями шатался по кабакам или заявлялся непрошенным гостем в чужие дома.
Посланники самых значительных европейских монархов толкались в его приёмной, а петербургские царедворцы в ответ на их вопросы прятали глаза, поскольку самодержец не выходил из своей комнаты, пропуская к себе только прислугу с очередными корзинами пития и закуски.
В 1707 году, когда Карл XII готовился к походу в Московию, Меншиков слал Петру депешу за депешей, требуя присутствия царя на театре военных действий, а венценосец в это время поглощал канистры спиртного.
Обращение Петра Алексеевича с женщинами – особый случай.
Единственной женщиной, с которой он был по-настоящему близок, была Екатерина. Только она могла его успокоить в случае истерики или припадка бешенства. Она клала его голову себе на грудь и поглаживала её. И тогда Пётр постепенно приходил в себя. Но даже её чувства он не щадил.
Официальных своих любовниц царь называл «метрэссами» или «метрэсками». Я нарочно не употребляю термин «фаворитка», поскольку никакого влияния на Петра они не имели. В каждый конкретный момент таких метрэсс у царя могло быть несколько. Он открыто появлялся с ними на людях, таскал их с собой во все свои бесконечные поездки и походы, а если хотел от них на какое-то время избавиться, отправлял их на попечение супруги с сопроводительным письмом, в котором просил Екатерину Алексеевну присмотреть за ними. Большинство из них он менял быстро, но были и такие, с которыми у него сохранялись длительные отношения. Большинство из них он не ревновал и равнодушно относила к их сторонним связям. Тем не менее, одну из них, как я уже писал, он казнил за измену и детоубийство (она тайно сделала аборт). Другую (Марию Андреевну Матвееву) царь ревновал настолько, что не придумал ничего лучшего, как выдать её за своего денщика (Румянцева) и поручил её его присмотру. Сам Румянцев, естественно, имел доступ к телу своей супруги.
Одна из метрэссок (Авдотья Ивановна Ржевская; в постель царя попала 15-летней; в 16 лет также была выдана за денщика Петра, Чернышёва) была так неразборчива в связях, что наградила монарха сифилисом. Самодержец за это велел мужу выпороть её.

Но метрэссы - метрэссами, а царь вообще ни в чём себе не отказывал. Очевидцы вспоминают, что во время всё того же посещения Берлина в 1718 году царицу сопровождало примерно 400 женщин для услужения: от кухарок до компаньонок. Большинство из них постоянно носили на руках богато разряженных детей. А когда их спрашивали об их чадах, скромно ответствовали: "Царь почтил меня".
По слухам у царя было около четырёхсот незаконнорождённых детей. Точному подсчёту это, естественно, не поддаётся, поскольку далеко не всегда можно было сказать, от кого родила жена того или иного придворного: от мужа или от царя. А о детях горничных, кухарок или обыкновенных крестьянок и говорить нечего.

Честно говоря, смаковать дальше мерзости мне не хочется. А всё, что касается Петра Алексеевича Романова, Московского царя и Российского императора, этими мерзостями пропитано насквозь. Никакой великой личностью он не был, поскольку, как мы видели, ничего великого не совершил. Скорее наоборот. А всё, что связано с личностью Петра, вызывает тошноту.

МИФЫ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ. ПЁТР ВЕЛИКИЙ.

ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Из всех своих сестёр, тёплые отношения Пётр имел только с одной: с Натальей. Это была единственная единоутробная сестра Петра. Остальные шесть – сводные: от первого брака Алексея Михайловича с Марией Ильиничной Милославской. Наталья во всём поддерживала брата. Видимо, это её и спасло. С остальными сёстрами царь не церемонился.
Отношение к царевне Софье понятно: Она была его политическим противником. После стрелецкого бунта 1698 года, который она спровоцировала, Софья Алексеевна будет заключена в монастырь до конца своих дней.
А вот царевна Марфа Алексеевна была пострижена в монахини лишь за пассивную поддержку Софьи. А Мария Алексеевна – просто за добрые отношения с нею же, а также с царевичем Алексеем. За это они остаток дней провели в монастырских кельях.

Отношение с сыном – отдельная трагическая страница.
Чтобы возненавидеть царя Петра, для меня было бы вполне достаточным одного единственного фрагмента из жизни Московского государя: он практически своими руками убил своего сына Алексея Петровича. Все обвинения в государственной измене царевича смехотворны. Ни один историк не относится к ним серьёзно. В материалах следствия не фигурирует никаких документов или свидетельств, подтверждающих антигосударственную или антипетровскую деятельность Алексея. Вся его вина заключалась в том, что он не был достойным преемником петровских начинаний. Всё, чего хотел царевич – жить где-нибудь в дали от государственных дел со своей Ефросиньюшкой. Это его и погубило. За это отец его возненавидел. В результате совершенно невинный человек был замучен во время пыток. По крайней мере, так повествуют официальные документы.
Скажите мне, кто из вас мог бы так поступить так со своим ребёнком? А ведь Пётр ещё и лично присутствовал при пытках!
Брррр…. Мерзость.

Пётр был абсолютно безжалостной личностью. Со всеми провинившимися он расправлялся с азиатской жестокостью. Самыми популярными видами казни в его время были колесование и посадка на кол. В Москве и других городах не переводились виселицы, плахи, колёса и колы. Я не зря упомянул о том, что он присутствовал при пытках своего сына. На допросах «врагов отечества» он любил присутствовать лично. И есть известия о том, что государь не только присутствовал, но и участвовал в «допросах с пристрастием» и даже лично рубил головы бунтовщикам-стрельцам. Российские историки факт личного участия Петра в казнях ставят под сомнение. Дескать, документы, в которых это упоминается, не очень.. не совсем... Ну, в общем, неправильные они какие-то. А между тем, это глупо даже обсуждать. Потому что всякий, кто потрудился составить себе психологический портрет Петра, поймёт, что иначе быть просто не могло.

Пётр Алексеевич мог за опоздание на пьянку зимой приказать раздеть пожилого человека, Матвея Алексеевича Головина, знатного дворянина, связать и оставить на льду Невы. Через несколько часов он "помиловал" наказанного, его развязали, одели, отвезли домой... Но Матвей Алексеевич слёг и скоро умер. Ему было уже 79 лет.

Беременную супругу маршала Олсуфьева он заставил танцевать с ним. А когда после этого у несчастной родился мёртвый ребёнок, он не чувствовал угрызений совести.

Свою любовницу Марию Гамильтон царь приказал казнить за измену. Он подал ей руку и лично проводил на эшафот. Несчастная до последнего надеялась на помилование. Но милосердие не было стилем Петра. Голова женщины скатилась к его ногам. Самодержец поднял её и... начал рассказывать и показывать окружающим строение человеческой шеи. Здесь вот у нас позвонки, здесь - кровеносные сосуды... Затем поцеловал мёртвые губы и бросил голову в грязь. Потом приказал эту голову заспиртовать и выставить в кунсткамере.

В припадке ярости он мог размахивать шпагой во все стороны и случалось, что наносил своим нерасторопным приближённым раны и даже увечья. И это мы говорим о приближённых к царю людях, представителях высшего дворянства.

Он проткнул католического монаха шпагой только за то, что бедолага назвал православных "схизматиками". А простых солдат просто забивал палкой. Однажды он ударом палки убил слугу только за то, что тот в его присутствии недостаточно резво сорвал с себя шапку. Его любимая дубина была постоянно при нём. Тяжёлая, с набалдашником из слоновой кости. А самое интересное, что основное назначение этого инструмента было воспитательным: ею он вразумлял своих любимчиков, вроде Меншикова. Для прочих у него были иные наказания: кол, колесо, виселица...

Поэтому вопрос о моральных проблемах при осуществлении казни полностью отпадает.
И при этом нужно учесть, что Пётр всегда и везде всё делал сам. Он просто не мог оставаться в стороне. Где бы он ни был, он хватался за любое дело. Даже на праздниках он лично поджигал фейерверк, маршировал вместе с солдатами, бил в барабаны, дирижировал оркестром, исполнял обязанности метрдотеля... А когда однажды на свадьбе графа Головина ему стало душно, он потребовал столярные инструменты и лично выставил окно.

На пожаре он тушил пожар, на верфях строил корабли, на литейном - лично отливал пушки... При каком бы действе он ни присутствовал, он всегда принимал в этом участие и заставлял то же делать всех, кто его сопровождал.
А теперь пусть читатель сам решит, что делал бы Пётр на казни?
Лично для меня ответ очевиден.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ.

МИФЫ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ. ПЁТР ВЕЛИКИЙ.

ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Если вкратце резюмировать вышесказанное, то получится, что славить-то Петра и не за что:
- толкового флота так и не получилось;
- армии - то же самое;
- промышленность - не его заслуга;
- внешнеполитические успехи следует окрестить оккупацией чужих земель...

Зато отрицательных последствий его "трудов" - хоть отбавляй:
- сотни тысяч людей погибли во время его бесконечных войн, строек и восстаний против его власти;
- страна обнищала;
- народ попал в беспросветное рабство...

И ещё одна деталь, которая не позволяет мне называть Петра великим: это крайне несимпатичная личность самого русского монарха.

Пётр жесточайше карал тех, кого считал предателями, но сам ничтоже сумляшеся предавал союзников. И первым в списке преданных Петром оказался... шведский король.
Да, да, читатель, не удивляйся. До самого начала Северной войны Швеция была союзницей Московии. В ходе Московско-Турецкой войны шведский король Карл XI был верным другом и помощником Петру. К началу Второго Азовского похода он прислал московскому царю в подарок 300 корабельных орудий. Помощь неоценимая, поскольку флот Пётр за зиму смог построить, а вооружить его ему было нечем.
А уже через год, во время своего первого европейского турне, юный самодержец демонстрирует первые ростки подлости, начиная тайно сколачивать коалицию против своего верного друга и союзника.
Следующими объектами предательства стали его новые союзники: Дания, Саксония и Речь Посполитая. По союзному договору союзники должны были начать военные действия не позднее апреля 1700 года. Его компаньоны честно выполнили свои союзнические обязательства, а Пётр в это время совершено спокойно заканчивал дипломатические переговоры с турками и без угрызений совести наблюдал, как Карл XII лупит его союзников. Шведский монарх вывел из войны Данию, выгнал из Прибалтики саксонцев и поляков, и только после этого царь соизволил выдвинуть свои войска к театру военных действий.

Но на этом предательства Петра не закончились. Его самый преданный союзник Август II, саксонский герцог и одновременно польский король, почти два десятилетия тяжёлой Северной войны вместе с Петром тащил на себе все тяготы этой эпопеи. Здесь нужно учесть, что Саксония для Августа была родиной и наследственным владением, и здесь он был полноценным монархом. А в Речи Посполитой королей выбирали. Там Август был чужаком, нанятым на работу. Ни о какой наследственной власти там и речи не шло. К тому же, права Польский король имел весьма ограниченные, как и средства. А список его обязанностей был довольно длинным. К тому же, Саксония была на порядок богаче Польши. Думаю, читателю уже ясно, какое из владений было для Августа приоритетным.
Тем не менее, саксонские войска, вместо того, чтобы защищать свою Родину, постоянно находились на подступах к Московии, прикрывая петровские владения. Кончилось это для Августа большими проблемами: в решающий момент Шведский король из Польши пошёл не на восток, а на запад, в беззащитную Саксонию. Митрополия Августа оказалась под угрозой оккупации. Пётр и не подумал прийти на помощь союзнику. Даже не пошевелился. Август вынужден был капитулировать перед Карлом и вышел из войны.
Вместо поддержки от своего союзника Август получил порцию презрения и обвинения в предательстве. И по окончании войны, при заключении Ништатского мира, Пётр, естественно, не вспомнил союзника. В результате ни Польша, ни Саксония, верные союзники Москвы, ничего не получили от жирного шведского пирога.
Царь неоднократно проявлял подлость, и это ничуть не смущало его. В 1710 году он принял капитуляцию Выборга на условиях свободного выхода гарнизона. Но когда шведы вышли за стены, он пленил их. Думаете, ему было за это стыдно? Ничуть не бывало. Позже он повторил это же вероломство при взятии Дерпта и Риги.

Царь периодически проявлял совершенно необъяснимое малодушие.
В 1689 году, при первом же известии о якобы существующей опасности ему со стороны его сестры Софьи, Пётр даже не подумал организовать какое-то сопротивление. Он в панике вскочил на коня и в одном исподнем поскакал в Троице-Сергиев монастырь. Там царь просто спрятался и за крепостными стенами переждал трудный период.
Ну, ладно. Пётр был молод. С кем не бывает? К тому же, его трусость и бездеятельность тогда не привели ни к чужим смертям, ни к каким-то политическим последствиям. Зато в других случаях судьба не была к нему так благосклонна.
В 1700 году под Нарвой, перед решающей битвой с армией Карла XII, Пётр бросил армию и сбежал. Патриотично настроенные российские историки выискивают в его бегстве государственную необходимость. Дескать царю срочно нужно было решать важные политические и оборонные вопросы. Это какие же вопросы были у московского самодержца, которые заставили его бросить армию перед главной битвой кампании?
Болтология не помогает скрыть малодушие Петра. Алексей Николаевич Толстой в своём романе «Пётр Первый» ярко живописал этот момент истории. Великого русского писателя патриотическая болтовня не обманула.
1702 год. Взятие Нотебурга. После долгого штурма Пётр отдаёт приказ отступать. Но полковник Михаил Голицын даёт такой ответ царёву адъютанту: "Я сейчас во власти не Петра, а Бога". Князь продолжил штурм и взял крепость вопреки малодушному приказу монарха.
1711 год. Прутский поход. Московская армия под личным руководством Петра попадает в окружение турецкой армии. Бездарность петровского командования – не тема нашего маленького сюжета. Хотя она, без сомнения, стоит внимания, как пример отсутствия «величия» в фигуре Петра Алексеевича.
Меня здесь потрясла истерика, с которой Пётр бегал по лагерю и требовал от своих дипломатов отдать Порте всё, что только она не потребует, лишь бы турки выпустили его из осады. Он даже отобрал у Екатерины Алексеевны (она сопровождала мужа в походе) её драгоценности и отдал на подкуп турецкого командования. И только хладнокровие и дипломатические таланты Петра Павловича Шафирова, московского посланника, спасли положение: Московское царство потеряло «всего лишь» с таким трудом завоёванный Азов. Хотя Пётр готов был отдать шведам, союзникам турок, Лифляндию и даже русский Псков. Страх Петра был животным.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

МИФЫ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ. ПЁТР ВЕЛИКИЙ.

ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Что там дальше по списку? Рубежи раздвинул? Знаете, наверное, я старею. Потому что не хочу считать завоевателей и оккупантов великими. Вот не хочу и всё!
Нет, когда-то я тоже восхищался Александром Македонским, Ганнибалом, Цезарем, Наполеоном, Суворовым, Чингисханом… А сейчас я считаю их живодёрами. Я не могу не назвать так того, кто ничтоже сумляшеся приказывает одним людям убивать других. И разговор идёт не об одном человеке, а о смерти десятков и сотен тысяч людей! О миллионах! И этих людей я должен назвать великими? Щаз… Давай, до свидания.

Пусть этот «великий» попробует объяснить матерям и жёнам убитых им мужиков, что он действовал «на благо России!», что он головами их отцов и сыновей «прорубил окно в Европу» … Ни эти несчастные женщины, ни их дети, ни их внуки так и не увидели результатов его «трудов». Ещё минимум полторы сотни лет после смерти Великого Преобразователя никаких «преобразований» в жизни миллионов его подданных не произошло. Всё та же нищета и мрак. И только после 1861 года, когда крестьяне, наконец-то, получили свободу, в их жизни начали происходить хоть какие-то изменения. Но Пётр Великий не имел к этому никакого отношения.

Так чего же добился Петр Первый?
Приобщил народ к культуре? Как? Заставил всех брить бороды, а дворянство – носить парики? Запретил исконно русскую одежду и предписал носить камзолы с карманами? Ценой десятков тысяч мужицких жизней построил «город на Неве»? Эти мужики так и не сказали ему спасибо. Видать, случай не представился.

Зато обнищание страны при Петре произошло более чем заметное. Знаете, как? Да очень просто: Пётр поднял налоги. Промышленность, начало которой якобы положил Пётр Алексеевич, начнёт давать какие-то плоды ещё очень нескоро. Мы об этом ещё поговорим. И поступления в бюджет от неё тоже пойдут аж через полторы сотни лет (странно, не правда ли?). А деньги ему будут нужны немедленно, ещё вчера.

Устройство армии, флота, строительство городов, крепостей, портов, верфей, оружейных заводов, бесконечные войны Петра… Всё это очень дорогостоящие мероприятия. Царь решал эту проблему просто: отнимал деньги у подданных. А как это делает власть? Вводит новые налоги, конечно.
Именно Пётр ввёл подушную подать. До него налог взимали с сохи и с дыма (с размера пахотной земли и с жилища). Это приводило к тому, что крестьяне хитрили: селились по несколько семей в одном доме. Но всех проблем это не решало, поскольку существовал налог на пахотную землю. Думаю, не нужно объяснять, как решали эту проблему русские крестьяне: чтобы меньше платить, они до минимума уменьшали запашку и даже пользовались одной сохой на несколько семей. В результате, это убивало предпринимательскую инициативу и всю экономику государства.

Пётр отменил эти налоги и ввёл подушную подать. Теперь не было смысла ютиться по несколько семей под одной крышей и уменьшать запашку. Но…
Царь думал, что поступил мудро: свободных крестьян он обложил большей подушной податью, чем крепостных. Но он не учёл русский менталитет, и это дало совершенно непредвиденный результат: русские крестьяне начали массово записываться в крепостные. Оказывается, в России лучше быть рабом, чем работать немного больше и платить лишнюю копейку налогов. В результате, Россия стала страной рабов. Именно при Петре сформировалось то самое жуткое крепостное право, которое потом стало модным ругать. И Пётр был самым горячим его сторонником.
Но очень скоро крестьяне стали осознавать свою ошибку, и началось повальное бегство крепостных на Дон, поскольку там существовало неписанное правило: с Дону выдачи нет. Здесь имеются в виду беглые крепостные. Все предыдущие цари мирились с этим. Но не Пётр. Для его "великих планов" ему нужны были солдаты и рабы. Поэтому гнездо своеволия нужно было уничтожить.
Это вылилось в масштабное восстание Кондрата Булавина. В ответ Пётр залил Дон кровью...
Так же закончилось восстание в Астрахани, стрелецкий бунт, украинское восстание... То самое, что в российской историографии принято называть "изменой Мазепы". На самом деле "предательство гетмана Мазепы" было лишь фрагментом обширного народного восстания, к которому сам гетман не имел никакого отношения. 20 тысяч запорожцев отлавливали московских солдат и фуражиров, уничтожали целые полки московских войск..., а российские историки упорно именуют это "изменой Мазепы".
На самом деле запорожцы презирали старого интригана и никогда не подчинялись ему. Но к Петру эти хитрости российской историографии никакого отношения не имеют. Он просто потопил Украину в крови.

Получается, что одной рукой Пётр пытался поднять отечественную промышленность, а другой рубил её под корень. Почему так получилось? Да потому, что промышленность зиждется на труде свободных людей. Только так! А свободных людей в Московии практически не осталось.
Но прибавку к бюджету государства это дало. Хотя всех проблем и не решило.
Тогда Пётр начал сыпать новыми налогами. Он обложил податями пищу, рентные платежи, одежду, лошадей, шляпы, обувь, жилье, мельницы, рыбный промысел, пивоваренный, винные погреба, печные трубы, воду, общественные бани…
Монарх влез и в частную жизнь своих подданных: он объясачил (от татарского слова «ясак» - налог) рождение, свадьбы, похороны, бороды, отказ от крещения и ввел особый налог на тех, кто не был членом православной церкви. Вся торговля, внутренняя и внешняя, была обложена налогами. Был введен гербовый сбор: на коммерческие документы, юридические и прочие акты, фиксировавшиеся на специальной гербовой бумаге, которую правительство продавало по смехотворно высоким ценам. Были введены гос. монополии на торговлю солью, соленой рыбой, табаком, множество товаров продавались по завышенным ценам. И это далеко не полный перечень.
Сбор всех этих налогов и контроль за добросовестностью налогоплательщиков потребовали огромного чиновничьего аппарата. Всем этим служивым нужно было жалованье, помещения, канцелярщина, средства передвижения… В результате немереные средства уходили на содержание самой системы податей и сборов (острословы тут же окрестили её системой "подлости и вздора"). Именно с Петра началась бюрократизация России.
Пётр Алексеевич основательно вывернул карманы нации. Если на момент его восшествия на престол бюджет страны составлял один миллион рублей, то к его смерти – 10 млн. Страна тонула в нищете, а денег всё равно не хватало.

Был ещё один субъективный фактор, отрицательно влиявший на развитие и без того скудного предпринимательства при Петре: это был сам Пётр. Царь имел неограниченную власть над своими подданными, и пользовался он этой властью, мягко говоря, не всегда разумно. Если ему срочно были нужны деньги, он вполне мог отнять их у какого-нибудь предпринимателя или у целой группы предпринимателей. Поэтому именно при Петре родилось такое явление, как «отток капитала». Обзавёвшись хоть каким-то золотым запасом, предприниматель спешил спрятать его где-нибудь в Париже, Лондоне, Амстердаме, Вене или Милане. И никакие запретительные меры не помогали (как и сейчас). В результате, царь терял гораздо больше, чем приобретал от своих экспроприаций.

А миллионы простых людей погружались во всё большую нищету.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

МИФЫ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ. ПЁТР ВЕЛИКИЙ.

Почитать российские учебники истории, так Пётр Первый был просто идеальным правителем. «России после Петра Первого не везло на царей», - знаменитая сентенция героя знаменитого советского фильма «Доживём до понедельника».
И в самом деле:
Окно в Европу прорубил? Прорубил.
Рубежи государства раздвинул? Раздвинул. И как раздвинул! Приобрёл берега такого нужного стране Балтийского моря!
Армию организовал.
Флот построил…

Это перечислит каждый мало-мальски грамотный россиянин. А что ещё сделал Пётр Великий?
«А разве мало?» - спросит мало-мальски грамотный россиянин. А совсем неграмотный спросит ещё раньше грамотного. А очень даже грамотный разовьёт список «добрых дел» Петра Алексеевича и обязательно упомянет ещё и развитие промышленности и торговли, массу административных реформ, организацию учебных заведений, приглашение европейских учёных, военных, инженеров, благодаря чему в народе стало сеяться разумное, доброе, вечное…
Только вот вопрос: что принесла эта европейская культура? И дело даже не в серой народной массе, которая таковой останется ещё добрых полтора столетия после смерти Великого Реформатора. Я сейчас о тех самых пунктах, которые перечислил в самом начале.

Флот построил? И что? Российский флот вовсе не стал чем-то значимым в Европе и мире. Скорее, наоборот: у европейских острословов появился дополнительный объект для издевательств. До уровня Англии, Голландии, Франции, Дании, Испании, Португалии… он так и не поднялся. Ни при жизни Петра, ни столетиями позже. Да и сейчас россиянам здесь хвастаться нечем. Единственной страной, которую реально смогли лупить российские флотоводцы, стала Турция. И то не при Петре, а гораздо позже, при Екатерине II, когда Турцию уже не бил только ленивый. А Петр Алексеевич не мог себе позволить в одиночку бороться с Блистательной Портой ни на суше, ни на море. Мы ещё коснёмся этого аспекта.
А что до флотов ведущих морских держав, то позволю себе напомнить, что во время Крымской войны только при приближении англо-французской эскадры российские адмиралы бросились топить свои корабли. А адмирала Корнилова, предложившего принять бой, просто заклевали. Единственный противник, с которым Пётр реально справился, была Швеция. Маленькая, нищая страна. Правда, наши историки изо всех сил превозносят её военно-морскую мощь, но… В качестве примера приведу один-единственный случай: когда в 1700 году Карлу XII нужно было переправить в Данию свою армию, для преодоления проливов ему потребовалась помощь объединённого англо-голландского флота. Самостоятельно вступать в бой с датским флотом не осмелился даже такой решительный монарх, как Карл. Хотя датский военно-морской флот никогда не был сильным. Или был? Ах, да! Во времена викингов! Но где викинги и где Дания XVIII века!
Поэтому сказки о могучем шведском военном флоте патриотично настроенные историки пусть рассказывают вате.

Корабли при Петре строились просто ужасно: из недосушенного леса, из неструганных досок, плохо конопатились и отвратно смолились... В результате, реально боеспособными были только суда, построенные в Голландии и Дании под заказ. А поскольку таковых было мало, то о боеспособности российского флота можно было говорить лишь с большой натяжкой.
Однако после смерти Петра Алексеевича всё стало ещё хуже. Наиболее сочно по этому поводу в 1765 году высказалась Екатерина Вторая: "У нас много кораблей и людей, но нет ни флота, ни моряков". Такой афоризм у неё родился после смотра Балтийского флота, во время которого корабли продемонстрировали неумение выровняться и стрелять по целям, а особенно комично выглядели столкновения кораблей во время манёвров.

А состояние российского флота столетие спустя очень красочно изобразил Новиков-Прибой в своей знаменитой "Цусиме".

Что ещё «великого» создал Пётр Первый? Армию? Опять большой вопрос.
Ну почему такое огромное и могучее государство, как Московия (Российская империя появится только в 1721 году; тогда же появится и термин «Россия»), 21 год воевало с одной, всё той же худосочной Швецией, да ещё и при содействии целой кавалькады союзников? А шведы воевали с целой коалицией в одиночку! Вот у кого была реально могучая армия! Густав Адольф – вот кто создал армию. Им шведы вполне могут гордиться.

"Мощь русского оружия" прекрасно иллюстрирует битва под Полтавой, где 37-тысячная армия Петра с 102 орудиями доблестно победила 17-тысячную с 4 орудиями армию Карла. При этом шведы атаковали, а московиты отсиживались за укреплениями. Смех да и только.

Так это ещё что! Россия потом участвовала ещё в длинном списке военных конфликтов, но ни в одной из войн, кроме русско-турецких, она не осмеливалась воевать ни с одной европейской державой в одиночку! Даже в войне с маленькой нищей Пруссией ей понадобились такие могучие союзники, как Франция, Австрия и ещё толпа помощников помельче. А Пруссия всю Семилетнюю войну оставалась практически в одиночестве! И выстояла!
Ай, да пруссаки! Ай, да сучьи дети!
Фридрих-Вильгельм – вот кто создал армию! Им немцы вполне могут гордиться.
И точно так же мы можем пройтись по Наполеоновским войнам, по Первой Мировой, Второй Мировой и ещё массе конфликтов помельче, не говоря уже об откровенно проигранных Крымской или Японской войнах. Если мы углубимся в эти конфликты, то «великими» окажутся французская армия, немецкая, английская, американская, японская и даже финская... Но никак не русская.
А если все эти армии были круче русской, то что же создал Пётр Великий? Опять жопа.

Кстати, здесь же можно затронуть и тему "Пётр Первый - великий полководец". Должен разочаровать всех, верящих этому постулату: Пётр Алексеевич не выиграл ни одного сражения. Абсолютно во всех битвах ходом баталии руководили его генералы: Шереметев, Огильви, Гордон, Шеин, Меншиков, де Круа... А Пётр... Сам царь иногда участвовал в этих драках, но никогда не руководил своей армией. Под Полтавой, например, он командовал полком.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.